АППАРАТ ТЯЖЕЛЕЕ ВОЗДУХА - 1 Февраля 2010 - Русская авиация

Русская авиация

Вокруг Авиации

Категории раздела

Крылья родины [5]
Мечты о крыльях [6]
Эра Авиации [4]
Экзаменует война [3]
Крылья советской республики [3]
Великая отечественная [16]
Впервые в русской авиации [11]
Сердце самолета [7]
Лестница рекордов [1]
Оружие самолетов [13]
Профессия военный самолет [22]
Удивительные самолеты [5]
Дальняя Авиация [8]
Вертится и летает [7]
Что значит быть летчиком [6]

Статистика

Главная » 2010 » Февраль » 1 » АППАРАТ ТЯЖЕЛЕЕ ВОЗДУХА
17:37
АППАРАТ ТЯЖЕЛЕЕ ВОЗДУХА
     Шло время. Наука делала успехи. Человек набирался опыта и знаний. Теоретически аэродинамику изучал давно, но решительно двинул вперед эту науку выдающийся немецкий инженер Отто Лилиенталь. Он установил, что подъемная сила крыла зависит от угла атаки — величины наклона крыла к линии горизонта. Больше угол — больше сила. Он же ответил на вечный вопрос — отчего так свободно парят в воздухе птицы, выпустив в 1889 году свой знаменитый труд: «Полет птиц как основа авиации». О. Лилиенталь (1848—1896) не только разработал, но и сам испытал способ предварительного освоения полетов на безмоторном прототипе будущего самолета — на балансирном планере. Лилиенталь имел много последователей. В частности, им был американец О. Шанют (1832—1910). Первые планеры Шанюта походили на лилиенталевские, но в отличие от них имели четыре пары узких крыльев.
     После 1893 года, когда в Чикаго на конференции по воздухоплаванию австралиец Л. Харгрэв (1812—1903) продемонстрировал коробчатые змеи, Шанют, подражая ему, также стал строить свои балансирные планеры бипланами с крыльями прямоугольной формы.
     Шанют был учителем и наставником знаменитых братьев Райт, Вильбура (1867—1912) и Орвиля (1871—1948), которые в 1903 году построили и освоили в полете свой самолет. Шанют передал братьям Райт свой опыт по созданию планера-биплана и дал совет о применении перекашивания крыльев. А главное, он направил их по правильному пути: сначала облетать планер и только после этого, научившись полету на планере, переходить на опыты с самолетом, который должен представлять собой планер с двигателем и с воздушным винтом. Так трудами изобретателей многих стран были созданы предпосылки для появления самолета, фактическими испытателями которого оказались братья Райт. Однако мы знаем, что значимую роль сыграл в этом деле и наш соотечественник Александр Можайский.
     Потомственный моряк русского военного флота Александр Можайский (1825—1890) не только составил проект самолета, что уже делали его предшественники, но и подобрал к аппарату двигатель с воздушным винтом, а главное — впервые в мире в 1885 году построил аппарат, выкатил его в готовом виде на летное поле и произвел испытание. Этой почетной задаче А. Можайский посвятил значительную часть своей жизни и все свои личные средства. Машина имела два огромных крыла, обшитых шелком; между крыльями располагалась платформа, на которой было установлено два маленьких паровых двигателя, приводными ремнями соединенных с воздушными винтами. Но даже эти паровики были слишком тяжелы и мало¬мощны, и самолету Можайского недоставало подъемной силы, чтобы преодолеть свой вес (1 т) и оторваться от земли. Машина при испытаниях каталась по площадке, подпрыгивала и... тут же опускалась. Сильного же и легкого мотора во времена Можайского еще не было.
     Бывший кавалерийский юнкер H.H. Мясоедов, посещавший постройку и получавший личные объяснения самого изобретателя, вспоминал:
«Моноплан строился в загородке из досок без крыши. Дождь часто поливал и портил машину. Моноплан представлял собой лодку с деревянными ребрами, обтянутыми материей. К бортам лодки прикреплены были прямоугольные крылья, слегка выгнутые, выпуклостью вверх. Все обтянуто тонкой шелковой материей, пропитанной лаком.
     Переплеты крыльев деревянные (сосновые). Все эти бруски выделаны в виде углового железа. Аппарат стоял на подставках с колесами. Крылья приходились приблизительно на сажень (с небольшим) от земли. В лодке две мачты. Крылья удерживались проволочными веревками, натянутыми к мачтам и к подставкам. Двигателей два, расположены в передней части лодки: большой немного выдвинут от середины лодки, меньший еще ближе к носу. Устройство этих двигателей и составляло секрет г. Можайского. Винтов было три, о четырех лопастях каждый, два в прорезях крыльев, против большого двигателя, третий на носу лодки, на валу от меньшего двигателя. Рамки вин¬тов деревянные, обшиты тонкими дощечками. Шов проволочный. Винты покрыты серым лаком. Рулей два — вертикальный и горизонтальный, прикреплены к корме и приводились в движение проволочными канатами и лебедками, помещенными около кормы. Работы шли медленно по случаю безденежья, чего г. Можайский не скрывал. Никто и не интересовался его работами, и помощи ниоткуда не было». («Новое время», 1910, 7 октября.)
     Тем не менее мы можем смело сказать, что А. Можай¬ский совершил гражданский и научный подвиг, поразивший многих современников.
     Не менее удивительно, что в конце 60-х годов прошлого века — сто с лишним лет тому назад — другой наш соотечественник, отставной артиллерийский офицер Николай Афанасьевич Телешев, запатентовал во Франции «Улучшенную систему воздушного передвижения», представляющую собой самолет с треугольной формой крыла в плане, снабженный «теплородным духометом», то есть прообразом современного реактивного двигателя! В тексте патента приведены чертежи крыла треугольной формы в плане с углом стреловидности 45°, имевшего тонкий профиль и все современные элементы крыловой конструкции. Так больше ста лет назад русский изобретатель предвосхитил развитие авиационной техники наших дней!
     В эту пору в маленьком американском городе Дайтоне приобретали все большую популярность механики-самоучки братья Вильбур и Орвилл Райты. То они смастерят печатный станок и выпустят свою газету, то, следуя моде, увлекутся велосипедом, сделав его, разумеется, сами. Езда на велосипедах была тогда для американцев своего рода помешательством. Среди множества велоклубов самым популярным был «клуб сотни», члены которого совершали стокилометровые путешествия. Однако стоили машины дорого — до двухсот долларов. Братья создали более дешевый велосипед собственной конструкции «Ван-Клив» и наладили его выпуск.
     Не получив никакого образования, они с детства пристрастились к чтению. Узнав из журнала об опытах Ли-лиенталя, братья Райт, делавшие все основательно, принялись за изучение механизма полета.
     Пятьдесят девять проведенных в воздухе исторических секунд Вильбура Райта стали первым авиационным рекордом, а 17 октября 1903 года — днем рождения аэроплана.
     Через год был построен более совершенный аппарат. Понимая, что их открытие предвещает революцию в покорении воздушных высот, они решили до поры до времени держать свои опыты в секрете.
     Промелькнувшее было в печати сообщение об их полетах излагало событие весьма туманно: «...Господа Вильбур и Орвилл Райты из штата Огайо испытали вчера в Кити-Хаук новую изобретенную ими машину. Опыт вполне удался. Летающая машина пролетела против ветра... расстояние более четырех километров и опустилась на зара¬нее намеченное место».
     К этому времени уже были широко известны управляемые аэростаты-дирижабли, и «летающую машину» вполне можно было принять за какую-то новую разновидность дирижабля. Рисунок аэроплана, сделанный американским журналистом, по настойчивой просьбе братьев опубликован не был.
     Работа, обсуждение новых идей, доделки, переделки не прекращались. К 1905 году Райты достигли скорости 50 километров в час и летали до тридцати минут. И пилот уже не лежал на крыле. На передней кромке нижнего крыла появилось сиденье. В технических условиях на постройку первого в мире военного самолета, который американское правительство заказало братьям Райт, говорилось: «Машина должна поднимать двух человек общим весом в 158 кг и иметь запас топлива на час полета. Аэроплан должен обладать управляемостью, чтобы пилоты могли вернуться к месту вылета и совершить посадку без повреждений. Скорость машины должна быть не меньше 60 км в час. Если же скорость превысит 70 км, конструкторы получат премию».
     Премию Райт не получили: скорость первого военного самолета была 68,5 км в час; мотор имел мощность в 25 лошадиных сил. А что же в Европе?
Строили летательные аппараты изобретатель пулемета инженер-конструктор Максим  — в Англии, механик Адер и математик капитан Фербер — во Франции, да и многие другие, но... машины разбивались при попытке оторваться от земли или падали, едва оказавшись в воздухе.
     Шло время. В Париже особой популярностью пользовался сын богатого бразильского плантатора, удачливый воздухоплаватель Сантос-Дюмон. На своих аэростатах он часто появлялся то на скачках, то на военных парадах, гуляниях и спускался с неба прямо на улицы — в толпу. Эксцентричный аэронавт летает ужинать в Булонский лес. После утренней прогулки на аэростате спускается возле своего дома на улице Вашингтона, и, пока завтракает, его аэростат тихо колышется на ветру, привязанный к дверной ручке.
     Как мог такой человек не увлечься авиацией. На по¬строенном им биплане, внешне довольно неуклюжем — по схеме «утка», — Сантос-Дюмон в 1906 году вступил в соревнование за приз Аршдакона, предназначенный тому, кто пролетит по прямой... 25 метров!
     Сначала Сантос-Дюмон пролетел целых 60 метров, хотя этот факт официально зарегистрирован не был. Чего нельзя сказать о полете все на том же аппарате, когда к изумлению присутствующих призовое расстояние было перекрыто почти в десять раз, составив 220 метров. Сантос-Дюмон вошел в историю авиации как автор первого зарегистрированного полета в Европе!
     Но приз он получил за те шестьдесят. Аршдакон, юрист по образованию, основатель автомобильной фирмы, совладелец еще нескольких предприятий, был страстным поклонником авиации и во многом способствовал ее развитию своими призами. Он учреждает во французском аэроклубе специальную авиационную комиссию и назначает новый приз в 50 тысяч франков тому, кто первым совершит полет по замкнутой кривой расстоянием не меньше километра.
     Успех Сантос-Дюмона воодушевил многих. Объявление такого громадного приза сразу подстегивает темпы развития нового вида спорта. Пока еще только спорта. Желающих заняться им становится все больше, но не каждый способен построить аэроплан сам. Следует отметить, что подавляющее число конструкторов будут сами летать на своих аппаратах.
     Как известно, спрос рождает предложение, и, пока воздухоплаватели, автомобилисты, инженеры строят себе аэропланы, предприимчивый помощник Аршдакона молодой механик Габриэль Вуазен вместе с братом Шарлем догадываются открыть мастерскую, Они принимают заказы от состоятельных людей.
Первым получает двукрылый планер с мотором — биплан «вуазен» — скульптор Леон Делагранж.
     С огромными предосторожностями хрупкий аппарат выводят в поле. А как на нем летать? Объяснить это можно лишь теоретически, «на пальцах», что и пытается сделал Шарль.
     3 ноября Делагранж решился лететь.
К сожалению, самолет при приземлении потерпел аварию, но пилот остался цел.
Известный автогонщик Анри Фарман, тоже заказавший Вуазену аэроплан, был более осторожным. Под Парижем он построил небольшой ангар, где и поставил свой аппарат. День, другой, третий Фарман только рулил по полю. Сначала медленно, потом быстрее...
     Освоившись с аэропланом, опытный спортсмен разгоняет свой «вуазен», легонько отрывает его от земли... И тут же опускается. Он интуитивно чувствует, что каждый такой урок приближает его к успеху.
     15 октября 1907 года Фарман пролетел 771 метр. Это рекорд!
Но Фарман не дилетант. Он видит недостатки конструкции аэроплана и совершенствует ее. Заботит его и другое: длина полета возрастает день ото дня, но нельзя же летать все по прямой. Как сделать круг над полем? Этим же озабочены и другие летчики. Уже объявлен приз тому пилоту, который сумеет совершить полет по кругу на расстояние не менее одного километра с поворотом вокруг заранее указанной точки.
     11 января 1909 года Фарман репетирует такой полет. После этого, уже в присутствии публики, спортсмен поднимается в воздух и на небольшой высоте совершает над аэродромом в Исси-ле-Мулино полный круг!
     Сияющий Аршдакон поздравляет пилота с победой, вручает ему чек на 50 тысяч франков. Париж торжествует. Еще бы, никто в Европе пока еще и не знает о том, что за океаном, в Америке, братья Райт с успехом осваивают воздушное пространство. Райты упрямо хранят свою тайну...
     В Европе же газеты, публика в полном ажиотаже, все следят за соревнованиями первых покорителей воздуха.
     Леон Делагранж осваивает свой второй «вуазен», и на этот раз ему сопутствует удача — он бьет рекорд Фармана по дальности полета. Аршдакон вручает ему кубок.
Меценаты, газеты устанавливают для смельчаков новые призы. Фарман устанавливает рекорд продолжительности полета — он продержался в воздухе 15 минут!
     А Делагранжу уже аплодируют в Риме, Милане — первый в мире пилот-гастролер. В Турине, осмелев, он берет на борт пассажира!
     Правда, перед поездкой в Италию Делагранж уже под¬нимался в воздух с человеком, пригласив рискнуть летчика Анри Фармана.
     Но разве Фарман может уступить? Он поднимает в таинственные пока небеса самого мецената Аршдакона. Все же здесь он не первый, а вот перелета из города в город еще никто не совершал.
     Из Буи Фарман летит в Реймс — там его ждала триумфальная встреча...
В истории авиации Реймс, где когда-то короновались французские монархи, — место первого международного состязания аппаратов «тяжелее воздуха». Ради сравнения на конкурс были допущены два дирижабля.
     Приз 50 ООО франков за дальность полета «за один раз» достался Анри Фарману. Он пролетел 180 километров за 3 часа 4 минуты. Впервые приз и кубок американцев Гордона — Беннета, учрежденный для автомобильных гонок, был вручен за наивысшую скорость летчику Куртису, выступавшему «на снаряде своей системы».
Авиаторы состязались за наибольшую высоту подъема, полеты с пассажиром, где тоже отличился Фарман, взявший на борт уже двух человек.
     Демонстрация аппаратов «легче воздуха» привела к такому выводу: «Небольшой дирижабль «Полковник Ренар» стоил 150 ООО франков, аэропланы — от 10 до 12 тысяч. Легкость, маневренность, скорость аэропланов предсказывают окончательную победу типов "тяжелее воздуха" над своим соперником».
Тем временем в спор Фармана и Делагранжа включается талантливый инженер Луи Блерио. У него мастерская в городе По. На изящном моноплане собственной конструкции он тоже ставит рекорды, но — что еще важнее — открывает первую летную школу.
     Он летает, учит, конструирует самолеты, вводит принципиально новые решения. Так, в 1908 году Блерио поставил на концах плоскостей своего аэроплана маленькие крылышки, которые одновременно поворачиваются в разные стороны. Одно вверх, другое вниз. Это элероны, существующие и по сей день. С их помощью можно накренить самолет в ту или иную сторону. С ними самолет приобрел новое важное качество. Тот же Фарман первым на своем самолете свел в одной ручке управление элеронами и рулем глубины, что очень облегчило управление в полете.
  ...Зная, что происходит во Франции, братья Райт уже поняли: пора выходить на европейский простор. Они налаживают контакты с Германией, начинают переговоры с правительством Франции, оценив свой самолет в миллион франков.
Но дадут ли им столько денег? Французские конструкторы и авиаторы вот-вот нагонят американцев. Кстати, один предприимчивый французский журналист, когда стали известны успехи Райтов, поехал в Америку и нашел там рисунок их аэроплана. Помещенный во французской газете, он кое-что подсказал европейским конструкторам. Нет, не зря братья опасались прессы!
     Вновь заявил о себе капитан Фербер, который еще пять лет назад указал правильный путь самолетостроения, хотя тогда ему не повезло. На своем аэроплане Ф-1Х он пока не бьет рекордов, но аналитический ум конструктора и математика подсказывает ему новые выводы, новые конструктивные решения, он строит дерзкие планы, но...
     Фербер гибнет во время посадки самолета. «Первая жертва авиации», — горестно отметили французские газеты 22 сентября 1909 года. Мало кто знал тогда, что годом раньше в Америке, во время сдачи В. Райтом своего самолета военному ведомству, погиб летевший с ним его ученик Т. Селфридж.
  ...Во Францию прибыл Вильбур Райт. Аэроплан удалось продать только за полмиллиона франков.
     Первый полет, и Райт устанавливает мировой рекорд высоты полета — 110 метров.
     Пролететь 50 километров? Пожалуйста! Еще рекорд: Райт находится в воздухе 2 часа 20 минут! Неслыханно!
     Так в 1908 году один за другим Райтом были побиты все рекорды французов и завоеваны все объявленные призы!
Что же касается полета с пассажиром, то Вильбур Райт перекатал чуть ли не пятьдесят человек, да еще обучил полетам Поля Тисандье и Шарля де Ламбера.
Днем 18 октября 1908 года Париж стал свидетелем подлинного чуда. Впервые над самим городом на невероятной высоте появился аэроплан.
Замерли парижане, остановились фиакры, кареты, автомобили.
     Двукрылый аэроплан, забираясь все выше и выше, гордо пролетел над самой Эйфелевой башней. Пилот, не слы¬ша восторгов обезумевшей от радости и потрясения толпы, сделал круг и ушел в обратную сторону к аэродрому Жю-визи, откуда совершил взлет. Этим летчиком был Шарль де Ламбер!
Его полет по тем временам был действительно выдающимся. Как только известие об этом дошло до Петербурга, Всероссийский аэроклуб (уже появился такой!) постановил открыть список русских пилотов, которых тогда еще не было, именем». Шарля де Ламбера, отец которого служил в одном из русских учреждений во  Франции и по каким-то соображениям принял русское подданство.
     Хотя сын никакого отношения к России не имел, он по отцу числился в русском подданстве...
     А вскоре появился действительно первый русский летчик Михаил Ефимов, ученик Анри Фармана.
     Как только летчиков во Франции стало больше, начались публичные состязания авиаторов — «митинги». Спортивные общества, городские власти, редакции газет, богатые меценаты охотно жертвовали деньги на их проведение.
Удача приносила авиаторам всемирную славу и крупные денежные вознаграждения.
25 июля 1909 года неутомимый Луи Влерио впервые перелетает через Ла-Манш и пересекает границу двух государств.
     Русская пресса внимательно следит за успехами авиации. Столичная газета «Россия» сообщает подробности полета Блерио, который продолжался всего 23 минуты, при этом «машина не потерпела почти никаких повреждений. Французский контрминоносец "Эскопе", на котором за воздухоплавателем следовала его супруга, прибыл в Дувр спустя час».
     «Русские ведомости» напоминают о том, что попытавшийся ранее пересечь пролив Губерт Латам упал в воду, пролетев 18 километров от Кале.
     В ноябре, описывая показательные полеты француза Гюйо, «Русское слово» так живописует испытания, выпавшие на долю покорителей воздуха: «При шести градусах мороза и при той ужасной стуже, какую создает воздушная струя от пропеллера, полеты на моноплане представляют для авиаторов невыразимую пытку».
     В 1910 году авиатор Л. Подан совершает перелет из Лондона в Манчестер (300 километров) и выигрывает приз газеты «Джейли мейл» в четверть миллиона франков...
Категория: Мечты о крыльях | Просмотров: 1983 | Добавил: Gebieter | Рейтинг: 0.0/0

Календарь

«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728